Взлёт и падение тамплиеров

05 янв’ 2019 | 11:07
INNA



I Крестовый поход (1096-1099 гг.), закончившийся победой армии христиан, парадоксальным образом ухудшил положение христианских пилигримов, совершающих паломничество в Иерусалим. Ранее они, заплатив положенные налоги и сборы, могли надеяться на защиту местных правителей. А вот новые властители Святой Земли фактически потеряли контроль над дорогами, передвигаться по которым без вооруженной охраны теперь стало чрезвычайно опасно. Сил для наведения элементарного порядка в завоёванных землях было мало и с каждым годом становилось все меньше. Многие из крестоносцев полагали, что, захватив Иерусалим, они выполнили свой обет, и теперь радостно возвращались на родину, предоставив Богу возможность самому позаботиться о судьбе "освобождённого" города. Оставшихся едва хватало, чтобы удерживать власть в стратегически важных городах и замках. В 1118 году французский рыцарь Гуго де Пайен и 8 его товарищей предложили рядовым, не имеющим собственной охраны, паломникам бесплатные услуги по сопровождению их караванов от побережья Средиземного моря до Иерусалима.

Так было положено начало новому рыцарскому Ордену, которому Иерусалимский король Балдуин II подарил здание бывшей мечети Аль-Акса на Храмовой горе — здесь когда-то располагался знаменитый храм царя Соломона. А исламская традиция связывает это место с ночным путешествием Мухаммеда из Мекки в Иерусалим (Исра) и вознесением пророка на Небеса (Мирадж).

Таким образом, место это сакральное, знаковое и для иудеев, и для христиан, и для мусульман. Разумеется, столь престижная локация не могла не отразиться в названии ордена — «Тайное рыцарство Христово и Храма Соломона». Но в Европе он был более известен как Орден рыцарей Храма, сами же рыцари именовались "храмовниками" (если на русский манер) или тамплиерами. Думается, что Пайен и сам не предполагал, к каким последствиям приведет его инициатива.

Бескорыстная (на первых порах) готовность с реальным риском для жизни защищать незнакомых людей произвела огромное впечатление и в Палестине, и в Европе. Но основная масса пилигримов, нуждающихся в защите тамплиеров, была небогата, и целых 10 лет их благодарность носила чисто символический, почти "платонический" характер. Дар Фулка Анжуйского, пожертвовавшего 30 000 ливров в 1124 году, скорее можно было рассматривать, как исключение из правил. Лишь после путешествия де Пайена по Европе, предпринятого с целью привлечения новых рыцарей и сбора хоть каких-то средств, положение стало меняться к лучшему. Огромную роль сыграл церковный собор в городе Труа в январе 1129 г., на котором был окончательно закреплён статус нового Ордена. Бернар из Клерво, аббат цистерцианского монастыря (позднее канонизированный), ещё в 1228 году написал трактат под названием "Хвала новому рыцарству". Теперь же он составил для нового Ордена устав, названный позже "Латинским" (до этого тамплиеры соблюдали устав Ордена святого Августина). В этом уставе, частности, говорилось:

"Солдаты Христа ни в малейшей степени не боятся ни того, что совершают грех, убивая врагов, ни опасности, угрожающей их собственной жизни. Ведь убить кого-либо ради Христа или желать принять смерть ради Него не только совершенно свободно от греха, но и весьма похвально и достойно".
"Убить врага во имя Христа значит вернуть его ко Христу".

В теории все было прекрасно и замечательно, однако о первых французских рыцарях, отправившихся на помощь к тамплиерам, тот же Бернар написал:
"Среди них есть злодеи, безбожники, клятвопреступники, убийцы, разбойники, грабители, развратники, и в этом вижу я двойную выгоду: благодаря отъезду сих людей страна будет от них избавлена, Восток же возрадуется их прибытию, ожидая важных от них услуг".

Как говорится, "нет отбросов — есть резервы". Таким матёрым уголовникам, разумеется, лучше было заранее отпустить все грехи и отправить подальше от Франции — сарацинов убивать. Остаётся только восхититься силой личности и организаторским талантом Гуго де Пайена, который даже из такого "материала" сумел создать вполне работоспособный и весьма эффективный инструмент.

Добившиеся официального признания и поддержки Церкви, рыцари-храмовники все чаще стали получать пожертвования от знатных лиц — вначале денежные, а потом и в виде имущества. Уже в 1129 г. Орден получил первые земельные владения в Европе — инициативу проявила королева Португалии Тереса. В 1134 г. ее примеру последовал король Арагона Альфонсо I, завещавший Ордену часть своих владений на севере Испании (все королевство отдать тамплиерам, как желал король, ему все же не позволили). В 1137 г. от королевы Матильды тамплиеры получили первые владения в Англии. Бретонский герцог Конан подарил тамплиерам остров у побережья Франции. В 1170 году у Ордена появились земли в Германии, в 1204 г. — в Греции, в 1230 — в Богемии. Тамплиеры также имели владения во Фландрии, Италии, Ирландии, Австрии, Венгрии, Польше и в Иерусалимском королевстве. Очень быстро, буквально на глазах удивлённых современников, Орден бедных рыцарей превратился в мощную военно-политическую организацию, его цели и задачи были расширены до геополитических, и тамплиеры стали серьезным фактором международной политики. И теперь интерес к служению в его рядах стали проявлять не только авантюристы, избавиться от которых почитали за счастье в любой стране Европы, но и младшие сыновья "хороших" семей. Перспектива со временем стать если не маршалом или сенешалем, то командором либо комтуром для молодых, полных сил и честолюбивых устремлений мужчин была хорошей альтернативой скучной жизни в монастыре. Риск засидеться на рядовых должностях был невелик: с одной стороны, рыцари гибли в постоянных стычках с мусульманами, с другой — владения Ордена прирастали землями, на которых устраивались новые приораты — следовательно, открывались новые вакансии. Согласно уставу 1128 г., члены Ордена состояли из рыцарей и служащих братьев. Позже к ним присоединились и "братья-монахи". Рыцари носили белые плащи с восьмиконечными крестами, обязывались хранить обет целомудрия, бедности и послушания. В мирное время они проживали в убежищах Ордена. Наследником их имущества становился Орден. Иногда членам семей рыцарей-тамплиеров все же назначалось содержание из казны Ордена — обычно на него могли рассчитывать либо родственники рыцарей высших степеней посвящения, либо оставшиеся без всяких средств к существованию родные имеющего существенные заслуги рядового рыцаря. Запрет на отношения с женщинами порой толкал некоторых, проявляющих излишнюю принципиальность в этом вопросе, "братьев" к гомосексуальным контактам, что впоследствии дало основания обвинить их в содомии. К светским членам ордена относились донаты (люди, оказывавшие различные услуги Ордену) и облаты (лица, с детства, предназначенные для вступления в Орден и воспитывавшиеся по его правилам). Служащие братья делились на оруженосцев и ремесленников, они могли жениться, носили коричневую или черную одежду. Обратите внимание: оруженосец в данном случае это не готовящийся стать рыцарем мальчик из благородной семьи, а слуга, неполноценный член Ордена, не имеющий рыцарского звания. Иерархия Ордена насчитывала 11 степеней, младшей из которых было звание оруженосца, старшей — великий магистр. Знаменосец (9 место в иерархии) командовал слугами (оруженосцами). Подмаршал — воин незнатного происхождения, являлся главой сержантов и пользовался некоторыми привилегиями рыцаря, в орденской иерархии он стоял на 8 ступени. Наивысшей (седьмой) степенью, на которую мог претендовать в Ордене не дворянин, являлось звание брата-сержанта — он имел право на владение лошадью, мог брать в поход слугу, но ему запрещалось иметь собственную палатку. Брат-рыцарь — это уже звание 6 степени, дающее право иметь оруженосца, владеть тремя лошадьми и походной палаткой. Любопытно, что звание 5 (более высокой, чем у рыцаря) степени имел брат-портной, который занимался экипировкой всех членов Ордена. Командор (4 степень в иерархии) управлял одной из орденских провинций, подчинённые ему комтуры являлись комендантами замков (в период наибольшего могущества Ордена, количество комтурств доходило до 5 000!). Маршал (3 степень в иерархии) занимался вопросами боевой подготовки и возглавлял орденские войска в военное время. А вот сенешаль (2 степень), который был заместителем Великого магистра, занимался чисто административной работой и финансовыми вопросами, к военным делам он не имел прямого отношения. Таким образом, тамплиерам был прекрасно знаком тезис (позже кратко изложенный Наполеоном) о том, что "война — дело простое, для нее нужны лишь три вещи: деньги, деньги и ещё раз деньги". Власть Великого магистра несколько ограничивалась Капитулом — Советом, в котором глава Ордена выступал в качестве первого среди равных и имел лишь один голос. Интересно, что командир наемных отрядов (туркопольер) имел лишь 10 степень в орденской иерархии — ниже его стояли только оруженосцы. Рядовые наемники, видимо, и вовсе не имели никаких прав.

С еретиками и неверными тамплиеры обязаны были сражаться даже если те превосходили их в числе в три раза. С единоверцами они имели право вступить в бой только. после троекратного нападения на себя. Покинуть поле боя тамплиер мог увидев орденское знамя (Боссеан) упавшим на землю.

Привилегии Ордена быстро росли. Папа римский Иннокентий II в 1139 г. постановил, что любой тамплиер имеет право пересекать любые границы без уплаты налогов и пошлин, и не может подчиняться никому, кроме собственно Его Святейшества Папы. В 1162 г. папа Александр III особой буллой освободил тамплиеров от опеки иерусалимского патриарха и разрешил иметь собственное духовенство. В результате в Европе тамплиерами было построено около 150 собственных церквей и соборов. Мало того, что "братьев" Ордена запрещалось отлучать от Церкви — их священники получили право самостоятельно снимать интердикт, наложенный другими иерархами. Наконец, тамплиерам разрешили оставлять в своей казне десятину, собираемую на нужды Церкви. Таких привилегий и льгот от Ватикана не имел ни один другой Орден — даже основанный на 19 лет раньше (в 1099 г.) орден Госпитальеров. Поэтому, вполне логично, что, помимо хорошо обученной профессиональной армии, тамплиеры организовали собственную полицию и суд.

Вначале в Орден запрещалось принимать рыцарей, отлученных от церкви, но затем, наоборот, было признано целесообразным вербовать новых членов именно из них – "дабы содействовать спасению их душ". В результате в полном религиозного фанатизма мире средневековой Европы владения ордена стали настоящими островками свободомыслия и веротерпимости. После альбигойских войн спасение в ордене тамплиеров нашли многие рыцари-катары. Именно с проникновением в орден отлученных от церкви рыцарей некоторые исследователи связывают появление в нем в XIII веке некоего еретического учения: тамплиеры, якобы, признавали существование не только «высшего» бога, но также и бога «низшего» – создателя материи и зла. Он именовался Бафометом – «крещение мудростью» (гр.). Впрочем, некоторые историки считают, что пресловутый Бафомет, на самом деле — искаженное Мухаммед. То есть, некоторые тамплиеры тайно исповедовали Ислам. Другие исследователи считают, что тамплиеры были сторонниками гностической секты офитов, с мистериями которых они познакомились уже на Востоке. Некоторые ученые говорят о возможной связи тамплиеров с могущественным исламским орденом асассинов и обращают внимание на похожие структуры этих организаций. Связь, действительно, была, причем достаточно унизительная для якобы всесильных асассинов, которые вынуждены были платить тамплиерам ежегодную дань в 2000 золотых безантов. Постепенно тамплиеры накопили достаточно сил для того, чтобы не только защищать паломников от разбойничьих отрядов, но и вступать в сражения с целыми армиями противника. На пике могущества Ордена, общее число его членов доходило до 20 000 человек. Однако воинами были не все из них. И "настоящими" солдатами, не "турнирными" бойцами и не воинами, исполняющими в основном охранительные либо церемониально-представительские функции, были в основном те тамплиеры, что находилась на Ближнем Востоке. Образ жизни тамплиеров Святой Земли и Европы резко отличался. «Нигде, кроме Иерусалима, они не живут в бедности», – так написано о тамплиерах в одном из средневековых манускриптов. И, надо полагать, что тамплиеры Святой Земли не слишком любили "братьев" из орденских резиденций Англии или Франции. Но, к чести Великих магистров, следует сказать, что уж они то по Европам не прятались, всегда жили и служили своему Ордену в Святой Земле, и шестеро из них погибли в боях с сарацинами.

В то же время тамплиеры были признанными авторитетами в области дипломатии: именно они, как правило, выступали в роли независимых посредников в споре враждующих сторон, в том числе – при переговорах между католическими странами и православной Византией и странами Ислама. Сирийский поэт и дипломат ибн Мункыз говорил о тамплиерах, как о друзьях, "хоть они и были людьми другой веры", в то время, как рассказывая о других «франках», он неизменно подчеркивал их глупость, дикость и варварство, и вообще, часто не мог обойтись без проклятий в их адрес. Интересны также эпитеты, которые хронисты тех лет употребляли по отношению к рыцарям разных Орденов: госпитальеров они обычно называют "доблестными", а тамплиеров — "мудрыми".

Наряду с орденом Иоаннитов, тамплиеры стали главной боевой силой крестоносцев в Палестине, причем силой постоянной – в отличие от периодически появлявшихся в святой земле армий европейских монархов. В 1138 г. отряд тамплиеров и светских рыцарей под командованием Робера де Краон, (преемник Гуго де Пейнса) у города Текою разбил турок из Аскалона, но, увлекшись сбором военной добычи, был опрокинут в ходе контратаки и понес большие потери. Во время II Крестового похода (крайне неудачного для христиан), тамплиерам удалось спасти от разгрома зажатую в ущелье армию Людовика VII (6 января 1148 г.). Первый большой военный успех пришел к Ордену в 1151 г. — при великом магистре Бернаре де Тремеле, который одержал ряд побед. Через два года этот магистр и 40 рыцарей погибнут во время штурма Аскалона. Отдельные недоброжелатели тогда обвиняли их в жадности: якобы, часть тамплиеров остановилась в проломе стены и обратила мечи против других отрядов — чтобы не пустить их в город и не делиться добычей. Опомнившиеся жители города перебили занявшихся грабежом тамплиеров и, соорудив баррикады, отразили штурм. Город, в итоге, все же был захвачен христианами. Катастрофой закончилась битва при Хаттине (1187 г.), на которую последний Иерусалимский король Ги де Лузиньян решился по совету великого магистра тамплиеров Жерара де Ридфора. В этом сражении погибли (либо были казнены в плену) все принимавшие в нем участие тамплиеры, а Ридфор, попав в плен, обесчестил свое имя, отдав приказ о капитуляции крепости Газа, которой Орден владел с 1150 г. Иерусалим остался беззащитным — во всем городе оказалось в то время лишь два рыцаря. Но барон Балиан де Ибелин обратился к Саладину с просьбой пропустить его в осаждённый Иерусалим, чтобы забрать семью, и получил разрешение провести в нём одну ночь.

Уступив мольбам патриарха и горожан, Ибелин нарушил свою клятву. Он вооружил всех годных к воинской службе мужчин, 50 наиболее именитых и знатных горожан посвятил в рыцари, поставив их во главе отрядов ополчения и поручив защиту различных участков стены. Салах-ал-Дин предложил сдать Иерусалим на очень мягких условиях: 30 000 безантов компенсации за оставляемое имущество, христианам, желающим покинуть Палестину, давалось обещание отправить их в Европу за счёт султанской казны, остающимся разрешалось селиться в 5 милях от города. Ультиматум был отвергнут, и воины Саладина поклялись снести стены Иерусаима и уничтожить всех христиан. Однако, позже Саладин попросил мулл освободить их от этой клятвы. Священникам он разрешил остаться у святынь, остальные должны были заплатить выкуп: 20 золотых за мужчину, 10 — за женщину и 5 — за ребёнка. Для бедняков выкуп был снижен наполовину. Брат Саладина попросил у султана в подарок 1 000 христианских бедняков и отпустил их во имя милосердного Аллаха. Патриарху Саладин подарил 700 человек, Балиану де Ибелин — 500. Выкуп за 7 000 бедняков заплатили тамплиеры. После этого сам Саладин отпустил всех стариков и оставшихся невыкупленными воинов. Кроме того, многие ушли из Иерусалима нелегально — перелезая через плохо охраняемые стены. Другие вышли через ворота в купленной ими мусульманской одежде. Часть укрылась в армянских и греческих семьях, которые Саладин не стал изгонять из города. Желающих уехать в Европу было приказано вывезти генуэзцам и венецианцам, 40 кораблей которых зимовали в Египте. Наместник Саладина послал на суда воду и хлеб, предупредив, что конфискует паруса, если корабельщики откажутся принять поручаемых им людей на борт. В случае обмана беженцев, Генуе и Венеции грозил запрет на торговлю в Египте. Всего было выкуплено 18 000 человек, но от 11 до 16 тысяч все же попали в рабство.

С 1191 г. новой столицей крестоносцев стала Аккра. Несмотря на тяжелейшие потери, понесенные ходе войны с Салах-ад-Дином, тамплиеры смогли поправить свои дела и восстановить силы, когда в Палестину прибыли войска Ричарда Львиное Сердце. Воспользовавшись случаем, тамплиеры тогда купили у вечно нуждающегося в деньгах короля-рыцаря остров Кипр. А брат Ричарда — Джон (Безземельный) позже заложил тамплиерам даже большую печать королевства Англия. В XIII веке тамплиеры сражались в войске короля Арагона на Болеарских островах (кампания 1229-1230 г.г.). В 1233 г. они участвовали в штурме Валенсии. Принимали они участие и в Крестовых походах французского короля Людовика IX — в Египте и в Тунисе. Это участие было вынужденным, потому что Людовик, позже названный Святым, нарушил хрупкое равновесие, разорвав договор с мусульманским Дамаском, который был заключён именно тамплиерами. Лавров военачальника этот незадачливый король не снискал, более того, последствия его крайне неудачных походов оказались катастрофическими для христиан Палестины. Тамплиерам пришлось ещё и выплачивать выкуп за попавшего в плен Людовика — 25 000 золотых ливров. Время крестоносцев в Святой Земле неуклонно подходило к концу. В 1289 г. был потерян город Триполи, в 1291 — Аккра и замок Сен-Жан-д’Акр. Последние крепости тамплиеров в Святой Земле — Замок Пилигримов и Тортоза, были оставлены ими в августе того же года. Не имеющий источников воды остров Руад расположенный в двух милях от Тортозы, тамплиеры удерживали за собой еще целых 12 лет. После этого они окончательно покинули Святую Землю и перебрались на Кипр, и это стало концом Палестинского периода истории Ордена тамплиеров.

Но, помимо военной, у ордена Тамплиеров была и другая история. Тамплиеры занимались перевозками паломников, а также выступали посредниками при выкупе пленных, в случае необходимости предоставляя кредит для этих целей. Они не гнушались заниматься сельским хозяйством, заводили фермы, выращивали лошадей, разводили крупнорогатый скот и овец, имели собственный транспортный и торговый флот, торговали зерном и другими продуктами. В XII-XIII в.в. Орденом чеканилась собственная монета, а в парижском Тампле хранился изготовленный ими эталонный золотой ливр. Кроме того, тамплиеры оказывали услуги по перевозке золота, серебра, драгоценностей — в том числе, и на межгосударственном уровне. Казнохранилища ордена, начиная с XIII века, считались самыми надёжными в мире, в них держали свои сбережения многие представители высшего общества Европы и даже некоторые короли. В то время паломники и крестоносцы оставляли свои деньги в европейских хранилищах тамплиеров в обмен на векселя, по которым они получали наличные в Святой земле. В это же время благодаря тамплиерам практика безналичного кредитования распространилась на межгосударственные платежи. Высокая компетентность тамплиеров в финансовых вопросах была оценена и при французском королевском Дворе: в 1204 г. член ордена Эймар стал казначеем Филиппа II Августа, в 1263 г. орденский брат Амори же Ла-Рош занял ту же должность при Людовике IX.

Однако и на деловой репутации тамплиеров порой появлялись темные пятна. Так, стала известна некрасивая история с епископом Сидонским, случившаяся в 1199 году: тамплиеры тогда отказались вернуть средства, взятые ими на хранение. Обозленный иерарх предал анафеме весь Орден — решению его проблемы это не помогло. Другим пятном на репутации орденских братьев стало предательство попросившего у них убежища (и даже согласившегося креститься) арабского шейха Насреддина, одного из претендентов на Каирский престол, которого они выдали врагам за 60 тысяч динаров.

Итак, уже через несколько десятилетий после основания Ордена, тамплиеры имели филиалы во всех странах Западной Европы, подчиняясь лишь своему гроссмейстеру и папе римскому. Представлявшие собой государство в государстве владения Ордена, разумеется, вызывали раздражение у монархов всех стран. Однако, вначале покровительство папы Римского и военно-политическая ситуация в мире, а потом – и возросшее могущество Ордена вынуждали королей воздерживаться от конфликтов с тамплиерами. Пришлось отступить и английскому королю Генриху III, который в 1252 году попытался было пригрозить Ордену конфискацией земельных владений:
"Вы, тамплиеры, пользуетесь большими свободами и привилегиями и располагаете такими крупными владениями, что ваша надменность и гордыня не знают удержу. То, что было когда-то так непродуманно вам дано, может быть мудро и отобрано. То, что было слишком быстро уступлено, может быть возвращено назад".

Глава английского командорства дерзко ответил Генриху:
"Было бы лучше, если бы ваши уста не произносили таких недружественных и неумных слов. Пока вы творите справедливость, вы будете править. Если же вы нарушите наши права, то вряд ли останетесь королем".


В начале XIII века Орден являлся богатейшей организацией Европы, могуществу которой, казалось, не было предела. Если во второй половине XII века ежегодный доход ордена достигал 54 миллионов франков, то в начале XIII столетия он достиг уже 112 миллионов. Причем основным хранилищем служил парижский Тампль. Поэтому монархи многих стран с завистью и вожделением смотрели на сокровища тамплиеров, а для французского короля Филиппа IV (Красивого) соблазн залатать дыры в государственном бюджете за счет сокровищ Тампля был просто непреодолимым. И, в отличие от английского короля Генриха III, Филипп уже чувствовал себя достаточно сильным, чтобы попытаться уничтожить могущественный Орден.

Идея присвоения чужой собственности была не нова для этого короля. В 1291 г. он приказал арестовать во Франции всех итальянских купцов и банкиров, имущество которых было конфисковано. В 1306 г. — изгнал из своего королевства евреев, собственность которых также перешла в его руки. Теперь Филипп IV жадно взирал на сокровища тамплиеров. Задачу облегчало независимое и гордое поведение его противников. Хорошо знавший своих боевых соратников английский король Ричард Львиное Сердце сказал перед смертью: "Я оставляю свою скупость цистерцианским монахам, свою гордость – тамплиерам, свою роскошь – орденам нищенствующих монахов". По всей Европе была распространена поговорка «пьет как тамплиер». Но, в отличие от многих графов и некоторых королей, тамплиеры пили на свои деньги, и привлечь их за это к ответственности было весьма затруднительно. Предлогом для расправы стали показания двух бывших тамплиеров, изгнанных из Ордена за убийство своего собрата. Написав донос, они надеялись избежать уголовного преследования светских властей. Однако Орден тамплиеров был опорой светской власти римских первосвященников и, пока был жив враг Филиппа Красивого папа Бонифаций VIII, руки короля Франции были связаны. Поэтому в Италию был отправлен французский шевалье Гийом Ногарэ. Сговорившись с врагом папы — римским патрицием Колонной, он захватил Бонифация в плен. Наместник святого Петра был уморен голодом, после чего стараниями Филиппа Красивого новым папой был избран кардинал Бертран де Гот, принявший имя Климента V.

А между тем Великого магистра тамплиеров Жака Моле не оставляли мысли о покинутой христианами Палестине. Имеются сведения, что в начале XIV столетия главной целью Ордена стало прекращение всех войн на территории Европы и обращение всех усилий на ведение войны с «неверными». Именно под предлогом переговоров о новом Крестовом походе папа Климент V и вызвал гроссмейстера из Кипра в Париж. Глава тамплиеров прибыл в парижский Тампль в сопровождении 60 рыцарей, которые привезли 150 тысяч золотых флоринов и огромное количество серебра. 13 октября 1308 г. все тамплиеры Франции были арестованы (от этой даты и ведут свое происхождение все дурные приметы, связанные с пятницей, 13-го). Процесс тамплиеров продолжался несколько лет. Первыми жертвами этого судилища стали 54 рыцаря, казненные у монастыря святого Антония в 1310 г. Жак Моле упорно отрицал свою вину и мучения его продлились ещё несколько лет. Наконец, 2 мая 1312 г. папа римский откровенно встал на сторону светской власти и в специальной булле оповестил весь мир о принятом решении ликвидировать Орден Тамплиеров и предал его проклятью. Набор обвинений был вполне стандартным: непризнание Христа и креста, поклонение дьяволу, изображение которого они смазывали жиром изжаренных младенцев, рожденных от соблазненных ими девиц (!), содомия и сожительство с демонами и т.д. Столетием раньше сходные обвинения были предъявлены катарам, столетием позже – соратнику Жанны д`Арк маршалу Франции Жилю де Ре (герцог «Синяя борода»). Чтобы поверить в подобную чушь нужно быть либо очень легковерным человеком, либо королями Франции и Англии, которые немедленно и «на законных основаниях» конфисковали имущество тамплиеров. Но в Германии, Испании и на Кипре Орден был оправдан, в Португалии остатки тамплиеров объединились в Орден Христа, в Шотландии – в Орден Терновника.

11 марта 1314 г. гроссмейстер Ордена Тамплиеров Жак Моле и 80-летний приор Нормандии Жоффруа де Шарне были сожжены на костре.

Перед этим Жак Моле громогласно отрекся от выбитых пытками показаний и призвал Филиппа IV Красивого, Климента V и Гийома Ногарэ на суд Божий. Все они умерли в том же году в страшных мучениях, что произвело большое впечатление на современников. Более того, именно в Тампле провели свои последние дни перед казнью Людовик XVI и Мария Антуанетта...

В заключение следует сказать, что разгром Ордена тамплиеров имел весьма печальные последствия для европейской торговли и привел к дезорганизации банковского дела и почтового сообщения между разными странами.

Комментарии:

Нет комментариев

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
Зарегистрируйтесь и авторизуйтесь на сайте.
Loading...